Рейтинг@Mail.ru northwest pharmacy canada


Д. К. Соловьев

Типы организаций способствующих охране природы


IV. Выделение заповедников

В вопросе о различных заповедниках самым затруднительным является момент перехода из плоскости общих, теоретических разсуждений к практическому осуществлению идеи. Между тем часто самыя благия пожелания, подкрепленныя, казалось бы, неоспоримыми доводами, разбиваются при первом соприкосновении с суровой действительностью. Благодаря полному незнакомству с техникой выделения заповедников и встречающимися затруднениями, нас могут ожидать в этой области самыя горькия разочарования. Не достаточно только наметить на карте желательный заповедник: надо, чтобы он имел все необходимыя условия для своего существования, выяснить же совокупность этих условий не всегда просто, и часто нужны специальныя изследования, требующия и подготовленных людей, и времени, и средств. Заповедник же, выделенный номинально и поспешно, без учитывания местных условий, без принятия мер к его охране, может оказаться через некоторое время или не отвечающим поставленным требованиям, или безнадежно испорченным, или, наконец, его придется ликвидировать благодаря справедливым протестам местнаго населения, интересы котораго всегда более или менее затрагиваются и не могут не приниматься в соображение.

Кроме того, если даже допустить, что целый ряд заповедников благополучно образован, то вопрос о средствах на постоянное содержание остается во всей своей остроте, особенно принимая во внимание солидный суммы издержек и тяжелое финансовое положение России. Учитывая все это, вместе взятое, нельзя не отметить опять ту роль, какую могут сыграть различныя правильныя хозяйства в деле сохранения природы хотя бы впредь до развития широкой сети заповедников.

Мы попробуем в самых общих чертах дать представление о характере работ по выделению заповедников, стоимости их и пр. и закончим таким же кратким описанием некоторых из имеющйхся в России заповедников, хозяйств и научно-учебных учреждений.

По изследованию охотничьих промыслов (в частности соболиного) и выделению охотничьих заповедников, от Отдела Рыболовства и Охоты работало в 1914-15 гг. две специальных экспедиции - Баргузинская и Саянская. В 1916 г. начала и пока не закончила еще работы Камчатская экспедиция. Баргузинская экспедиция работала около 16 месяцев на восточном берегу Байкала, захвативши раион приблизительно в 15000 квадр. верст, в составе 4-5 человек при соответствующем числе проводников. В результате был образован Баргузинский заповедник и при нем соболиный питомник, выделен эксплоатационный участок (промыслово-охотничье хозяйство) и намечен отдельный участок для тунгусов. Стоимость экспедиции, считая и содержание личнаго состава, но без - обработки материалов, около 34000 рублей.

Саянская партия в составе 4-5 человек работала на месте около 20 месяцев и около 12 месяцев ушло на обработку материалов и подготовку к печати "Трудов Саянской экспедиции" 1), которые займут около 35 печатных листов.

Под назвавием "Саянский промыслово-охотничий район и соболиный промысел в нем".

Краткий перечень результатов, достигнутых Саянской экспедицией, дает в, тоже время представление о производившихся работах и их обстановке.

1) Обследована южная часть Енисейской губернии с некоторыми прилегающими областями, всего площадью свыше 140000 квадр. верст. За все время пройдено вьючным порядком на лошадях отдельными партиями 7180 верст, - на оленях, верхом и на лыжах с нартами 1150 верст, - на челноках и плотах 980 в., а всего походным порядком пройдено 9130 верст. Разезды же на лошадях - в экипажах и на санях превышают 10000 верст.

2) В местах, где не имелось соответствующих карт (почти вся область Саянских гор), велась при помощи буссоли, шагомера и анероида марщрутно-глазомерная съемка в масштабе 1 в. в 1 дюйме и лишь в одном месте на р. Гутаре, - 125 саж. в дюйме. Всего маршрутной съемки сделано 2850 верст.

3) Со съемкой связаны заметки о лесонасаждениях (закладывались пробныя площади), растительном покрове, а также физико-географическия, метеорологическия и др. В некоторых местах леса протаксированы.

4) Выделен Саянский охотничий заповедник и Казыр-Сукская промыслово-охотничья дача (хозяйство).

5) Изучены охотничьи промысла и биология соболя и других промысловых животных.

6) Обследованы побочные промысла охотничьяго населения, как-то: мараловодство, рыболовство, кедровый промысел и др.

7) Очень широко и интенсивно произведено экономическое обследование всего района. Заполнено около 700 бланков. Переписано все племя карагасов. Сделаны нужныя извлечения из архивов, музеев, библиотев и пр. в г. г. Красноярске, Иркутске, Канске и Минусинске. Выработаны на местах и разосланы особыя анкеты. Вообще можно сказать, что собран исчерпывающей материал по вопросам охоты в данной области.

Экономическое обсдедовавие охотнчьих промыслов в связи с общей экономикой области является пока работой первой и единственной в своем роде. Работы произведены одним из членов экспедиции статистиком. К. П. Лавровым, ныне избранным в Учредительное Собрание от Камчатки.

3) Собрана масса различных сведений, имеющих отношениек задачам экспедиции, как-то: правовыя взаимоотношения, организация скупки пушнины, взгляды населения на проектируемые заповедники и на охотничьи богатства вообще, обычаи, суеверия и др., и пр.

Собраны слецующия колдекции: гербарий состоит из 2110 экз., позвоночных 611, insectae около 3000 экз. коллекция почвенных и подстилочных образцов, ходов короедов, рогов, пищевых продуктов, гнезд, ловушек, оружия и пр. Фотографий сделано (частью стереоскопом) около 900 снимков, кинематографом снято фильм около 2000 метров.

Во время работ погиб лучший проводник экспедиции, утонувший с лошадью при переправе через горную речку, причем труп его (без головы) найден был только зимой.

Стоимость экспедиция, включая содержание личнаго состава за все время и обработку материалов с подготовкой трудов к. печати (но без печатания), - около 35000 руб. 2).

Интересно отметить, что валовой доход населения обследованной области от занятия охотничьими промыслами равен приблизительно 1500000 руб. в год.

Весьма возможно, что явятся возражения относительно того, что совершенно излишне производить, при выделении заповедников, такия подробныя изследования. На это надо сказать, что только применяя научные методы, можно правильно ориентироваться в сложной биологической обстановке, без чего немыслимо образование заповедника. Так, например, нельзя оставлять без внимания периодическия перекочевки животных, а для этого надо изучить и физико-географическия условия, и характер пищи в разное время года, и пр. Не произведя подобных работ, мы не будем гарантированы, что животныя, с целю охраны которых устроен заповедник, в какое либо время года не перекочуют за границы заповедника, где и будут истреблены. При выделении охотничьих заповедников необходимо выяснение не только механических преград для разселения животных, но также и биологических, что опять таки требует детальнаго изучения усдовий существования животных. Экономическое обследование необходимо, так как только благодаря ему мы можем сказать, как отразится изятие той или иной площади из пользования населением. Ведь не всегда доступно отчудить площадь, на которой добывает средства к существованию значительная группа населения, не имеющая возможности перейти к другим занятиям, - так как тогда бы пришлось или обречь упомянутую группу на голодовку, или же затрачивать крупныя средства на поддержку ея. Относительно помощи, в деле образования заповедников, местных деятелей и органов управления надо сказать, что, благодаря бедности интеллигентных сил в глухой Сибири, расчитывать на эту помощь не всегда можно. Правда, Баргузинский заповедиик намечался уже много раньше, но это надо приписать особо благоприятным условиям, как определенная ограниченность обитания исключительно ценнаго соболя с одной стороны берегом Байкала, с другой Баргузинским хребтом, пароходное сообщение и пр. В Саянской области мебтными деятелями было в общем намечено под заповедник 9 участков, разбросанных по всем местам, где можно было предполагать присутствие соболя, причем восемь из них были обозначены весьма приблизительно, без указания хотя бы общих границ, размеров и даже точнаго местонахождения. Таким образом. для выбора наиболее подходящаго места для заповедника приходилось обследовать всю область, что и было сделано. Девятый участок (на р. Казыр-Сук) быд указан с большими основаниями, но, ознакомившись со всеми обстоятельствами деда, экспедиция не нашла возможным выделить здесь заповедник, а решено только организовать промыслово-охотничье хозяйство, чтобы не стеснить слишком промысловое наседение, да к тому же и центром разселения Казыр-Сукский заповедник не мог бы служить.

Чтобы не растягивать очерка, мы ограничимся изложенными указаниями на некоторыя из затруднений, встречающихся при выдедении заповедников. Интересующихся этими вопросами мы отсылаем к "Трудам Саянской Экспедиции", к напечатанию которых, надо полагать, все же будет приступлено как только позволять обстоятельства.

Стоимости устройства и содержания Саянскаго и Баргузинскаго заповедников мы коснемся ниже, теперь же нам было бы желательно сказать несколько сдов о способах изыскания средств на содержание заповедников, чтобы, по возможности меньше, обременять государственныя или областныя кассы. Этот вопрос, по нашему мнению, настолько важен, что от того или иного решения его прямо зависит, в ближайшем будущем, осуществление многих заповедников. Не учитывая все возможные источники доходов, мы хотим указать только на возможность привлечения многочисденных спортсмэнов-охотников, как русских, так, главным образом, и иностранных. Если создать возможность в окрестностях заповедников охотиться на интереснаго зверя, каких не мало у нас в разных местах, то выгоды от этого могут быть чрезвычайно велики, как для государства (путем налогов и пошлин), так и для местнаго населения, которое будет поставлять проводников, лошадей, припасы и пр. Что эта возможность далеко не проблематична, можно видеть из примеров Северной Америки, Восточной Африки; Цейлона и др., где каждый год спортсмэнами-охотниками оставляются миллионы рублей (на наши деньги). Только полная неосведомденность, при которой требуется терять зря много времени в поисках хороших мест, мешает притоку иностранцев, а с ними и денег в наши глухие уголки. Нечего бояться того, что это повлечешь за собой истребление дичи, так как контролировать приезжаго спортсмэна гораздо легче, чем местнаго промышленника, да и удовлетворяется любитель-охотник меньшей добычей.

Для лиц, знакомых несколько с постановкой дела в тех местах, куда стекаются охотники-спортсмэны, представляется совершенно ясным, что можно ручаться за большой наплыв желающих поохотиться в такия места, как Саяны, где на незначительном пространстве встречаются маралы, лоси, северные олени, медвеии, дикия козы, кабарги, горные козлы и пр. То же самое можно сказать и про русский Туркестан, где горы своей грандиозностью превосходят Альпы и встречается в изобилии горный козел, охота на котораго в Европе уже давно составляет удел немногих магнатов и владетельных лиц. См. по этому поводу статью В. Я. Генерозова об американских заповедниках, жур. Наша Охота, 1914 г. № 15. стр. 3 и 4.

Охотник-турист, не боящийся лйшений, прокладывает дорогу простым туристам, а значение развития туризма яснее всего видно на примере Швейцарии. Наши замечательныя по красоте и интересу местности имеют все данныя для привдечения туристов, и в этом отношении заповедники и охота около них могут сыграть роль магнита.

Высказав пожелания, чтобы на эти важные вопросы было обращено должное внимание, перейдем к кратким обзорам некоторых, наиболее характерных, учреждений, разсмотрение которых составляет цель настоящаго очерка.

Саянский общий охотничий заповедник, выделенный в 1915 году, главным образом, для охраны соболя, является самым большим заповедником в России, равным приблизительно по величине крупнейшему американскому иелоустонскому парку: этот последний занимает площадь около 580000 дес., а Саянский заповедник около 500000 десятин (в плане), учитывая же горные склоны - до 600000 дес. Лежит заповедник в юго-восточной части Енисейской губернии (в Канском и Минусинском уездах), охватывая собою хребет Восточных Саян в том месте, где к ним примыкают Западные Саяны. Включая в себя часть горнаго узла, заповедник представляет горную местность с точками наивысшаго поднятия до 10-11 тысяч футов. Природа чрезвычайно разнообразна - скалистыя пики гор, различныя белогорья тундроваго характера, щебневыя розсыпи, роскошные альпийские луга, заросли кустарниковой березки, ивняка и пихтоваго стланца, могучая кедровая тайга, лиственичныя и другия насаждения, болота, заливные луга и пр., снежные "забои", лежащие на горах круглый год, реки с порогами и водопадами, озера, из которых наибольшее достигает 12 верст в длину, минеральные источники, каскады, - все это в безконечно живописных сочетаниях привлекает внимание, как натуралиста, так и туриста. Животный мир также богат и разнообразен. Здесь водятся: соболь, изюбр (марал), северный олень, лось, кабарга, горный козел, медведь, рысь, волк, россомаха, лисица, выдра, белка, горностай, колонок, глухарь, рябчик, белая куропатка, зайцы, различный утки, гуси и пр. К заповеднику можно добраться только вьючными тропами, зимой же на санях. От усадьбы заведующаго заповедником на р. Гутаре до г. Нижне-Удинска около 190 верст.

По проекту, с трех сторон к заповеднику должны прилегать эксплоатационные охотничьи участки (промыслово-охотничье хозяйство), с четвертой же, с востока, карагасская территория (инородческий резерват), границы которой уже намечены приблизительно. Благодаря удобству границ, заповедник для всех прилегающих местностей будет служить в качестве естественнаго разсадника. Длина границы заповедника достигает 350 вер. и должна окарауливаться 18 объездчиками, живущими на 9 кордонах, расположенных по границе в тех пунктах, где проникновение посторонних наиболее возможно.

Об этом см. мои статьи в № 21 Охотничьяго Вестника 1916 г.- "К вопросу о запрещении охоты на соболя", а также в Нашей Охоте 1917 г. № 6 - "Заповедники и их задачи".

Во главе заповедника стоит заведующий (одия из членов Саянской экспедиции А. Г. Лепп), живущий на р. Гутаре. Тут же организуется соболиный питомник, опытный маральник и кабарожник.

Устройство Саянскаго заповедника в общих чертах (постройки, тропы, стража и пр.) должно было быть окончено в. 1917 году, но мартовския события помешали этому и работы затягиваются. Первоначальная организация Саянскаго заповедника стоит около 26000 рублей, ежегодное же содержание около 25000 рублей (по смете 1918 года.

Интересно отметить, что содержание иелоустонскаго парка и его стражи обходится в два милиона долларов в год.

Баргузинский общий охотничий заповедник, выделенный в 1915 году для охраны соболя, находится на восточном берегу озера Байкала, к северу от г. Баргузина. Имея границами с запада берег Байкала, с востока малодоступный Баргузинский хребет, а с юга невдалеке населенныя места, заповедник имеет "питательное" значение лишь для местности, лежащей от него к северу. Здесь образовано промыслово-охотничье хозяйство, а еще далее к северу, по берегу Байкала же, тунгусский участок, уже не граничащей с заповедником. Общая площадь заповедника вместе с охотничьим участком равняется приблизительно 350000 десятин, из которых на долю заповедника приходится около трети, т. е. десятин 120000.

См. статью К. А. Забелина в Ж. Наша, Охота за 1917 г. - "По поводу заповедников". Цифры по содержанию заповедников не могут быть признаны установившимися, благодаря колебаниям рубля.

Баргузинский заповедник, благодаря известной замкнутости своих границ, не может иметь такого значения в отношении распространения животных в прилегающия местяости, как Саянский, но зато он является единственным в своем роде благодаря высокоценному темному соболю (до 1000 р. шкурка и выше), водящемуся только здесь на незначительной площади. Помимо соболя, в заповеднике водятся изюбрь, медведь, кабарга, северный олень, волк, лисица и др.

К Баргузинскому заповеднику весьма легко добраться, так как существует пароходное сообщение от самаго Иркутска до Сосновки - местожительства заведующаго заповедником и его помощника. Здесь же находится и соболиный питомник. Охраняется заповедник и охотничий участок 12-ю обездчиками, из которых на долю заповедника приходится 8-10 человек. Организация Баргузинскаго заповедника вместе с соболиным питомником стоила пока приблизительно 25000 руб., ежегодное содержание (по смете 1918 г.) тоже около 25000 рублей.

Казыр-Сукское промыслово-охотничье государственное хозяйство находится в Усинской казенной лесной даче Шушенскаго лесничества, Минусинскаго уезда, Енисейской губернии, в 256 в. от гор. Минусинска, по Енисею; от дер. Средняя Шушь до устья Казыр-Сук - 92 вер. Хозяйство охватывает около 200000 дес. горной местности с довольно резкими очертаниями. Будучи ограниченной с трех сторон высокими хребтами, а с четвертой Енисеем, площадь эта не могла бы отвечать в достаточной мере требованиям, предявлемым к охотничьему заповеднику. Изобилуя скалистыми местами, гольцами и каменными розсыпями, а по долинам рек лесом, преимущественно кедровым, лиственичным и пихтовым, описываемая площадь дает надежный приют водящимся здесь соболю, маралу, северному оленю, кабарге, дикой козе, горному козлу, медведю, рыси, россомахе, барсуку, хорьку, колонку, белке и пр. Речки изобилуют хайриусом. Сообщение с Казыр-Сукским промыслово-охотничьим хозяйством производится или по вьючной тропе, иди по Енисею до устья р. Казыр-Сука, против котораго находится Большой Порог. Зимой по Енисею проходить санная дорога к г. Белоцарску в Урянхайском крае.

К организации хозяйства приступлено только летом 1917 г., когда был назначен заведующим В. И. Белоусов, один из членов Саянской экспедиции. Предполагается разбить всю площадь на ряд участков (по речкам), которые попеременно будут рационально эксплоатироваться под охоту, а в промежутках будут являться заказниками. При усадьбе заведующаго (в устье Казыр-Сука) предположено устроить опытно-показательные звериные питомники; наблюдете и охрана поручается: 12-ти стражникам, на 6 кордонах по границе.

Стоимость выделения (в общих чертах), Казыр-Сукскаго хозяйства входит в стоимость Саянской экспедиции. Организация по смете должна обойтись немного больше 10000 руб., ежегодное же содержание около 13000 рублей. Цель создания этого хозяйства - сохранить от истребления промысловую фауну и дать постоянный и обезпеченный заработок местным промышленникам в количестве нескольких сот человек, специально живущих охотой.

Беловежская пуща являлась типичным спортивным охотничьим хозяйством, которое велось в весьма широких рамках. Пуща не служила настоящим заповедником даже для зубра, который убивался на охотах. Некоторые звери, напр. волк, медведь, нарочно уничтожались, как вредные для преследуемых целей, другие же, как олень, лань, насаждались искусственно. Не касаясь подробностей, укажем только, что пуща находится в Гродненской губернии и занимала площадь в 12759 десятин.

Интересующимся предлагаем обратиться к труду Г. П. Карцева - "Беловежская Пуща", изданному Уделами в 1903 г.

Из зверей в ней водились: зубр (в 1902 году было 665 штук), олень, лань, лось, коза, кабан, барсук, лисица и др. более мелкие. Пуща входила до 1888 года в состав государственных имуществ, а после перешла, путем обмена на почти равное количество удельных земель в Симбирской и Орловской губерниях, в Уделы. В 1915 году в зверинце при пуще было 30 зубров и около 100 оленей, всего же к этому времени зубров насчитывалось около 800 голов. В 1914 году осенью была устроена охота, на которой убито около 3000 оленей для разрежения живого инвентаря. В дворцовом саду был устроен фазанник, и фазаны хорошо размножались в окружающем лесу. В настоящее время пуща занята немцами (с 1915 года) и точно неизвестно, что с ней сталось. Есть сведения, что немцы выпустили уже из печати трехтомное всестороннее описание пущи и потому можно надеяться, что она не уничтожена вполне, как о том сообщалось в газетах.

Командорские острова служат примером промыслово-охотничьяго хозяйства, имеющаго обектом таких ценных животных, как морской бобр, котик и голубой песец. Правда, ведете этого хозяйства еще далеко от совершенства; необходимы многие коррективы, но и достигнутые результаты все же поучительны, хотя и не отвечают вполне требованиям хозяйственнаго разсчета. Морские бобры обитают постоянно только на о. Медном. Промысел их допускается правилами с конца февраля до 1-го мая я разрешается упромыслить всего до 150 штук при помощи ставных сетей и ружей.

См. интересную книгу Г. К. Суворова: "Командорские острова и пушной промысел на них". Изд. Департ. Земл.

Но часто этого количества не добывают; так, например, в 1909 году было добыто на о. Медном всего 93 бобра, а в 1910 г. - 89 штук. Доход от боброваго промысла является главнейшим для медновцев, принося им около 17000 рублей в год. Нельзя, все же, не обратить внимания на то, что если бы эту ничтожную сумму возместить жителям о. Меднаго, то возможно было бы абсолютно воспретить убой исчезающих с лица земли морских бобров и тем достигнуть, хотя бы через несколько десятков лет, их размножения и распространения в крупном масштабе. Любопытно, что бобры были почти совершенно истреблены в первой половине XIX-го столетия, снова появились у о. Меднаго в 1870 году и благодаря заботливому к ним отяошению, сохранились и доныне, хотя и не в прежних количествах. В настоящее время бобры встречаются в небольшом количестве на о. Шумше (Курильские остр.), на м. Лопатку (южная оконечность Камчатки) и на остров Беринг заходят только одиночные экземпляры.

Котиковый промысел ведется также под строгим контролем, и если замечается уменыпение количества зверя, то это надо главным образом отнести на счет хищнической охоты в море. Промысел производится по особой инструкции, от 15 июня до начала августа; зверь отгоняется подальше от берега вглубь острова и убивается "дрыгалками" (палками). Туши идут в пищу. Уменыпение котиков на Командорских лежбищах повлекло за собой назначение пятидетняго запуска (до 1917 года), причем были приняты некоторыя меры, в виде общественных работ и пр., для обезпечения алеутов от голодовки.

Организация песцоваго промысла поставлена следующим образом: 1) за промысловым годом следует год запуска, т. е. без промысла. Белые песцы подлежат убою всегда. 2) Промысловые участки (ухожи) побережий островов разделять сельским обществами между промышленниками по жребию. На о. Медном промышлять воспрещается близ бобровых местообитаний. 4) Орудиями промысла могут быть только ружья и капканы. 5) Стрелять недопесков воспрещается. 6) Промысел начинать в конце ноября - начале декабря и продолжать на о. Беринга 20 дней, а на Медном - 10 дней. Остальные четыре параграфа касаются надзора, отчетности и сортировки шкур.

"Той же цели сбережения зверя служат и заповедные участки: на Медном остаются свободными от промысла обе оконечности островов: и малодоступная юго-восточная часть, южнее Перешейка, и северо-западная, возле которой находится местообитание бобров и где вообще воспрещена не только стрельба, но и все, что могло бы обезпокоить и распугать бобров; подобным же образом и южная часть о. Беринга, начиная от Бобровой и Перегребной бухт до самаго мыса Манати, вследствие своей недоступности, не посещается промышленниками и не входит в состав ухожей. Несомненно, что только благодаря такой форме хозяйства до сих пор поддерживается более или менее постоянная численность песцов на островах".

См. Суворова, стр. 218.

Пушные промысла сдавались в аренду (1901-1911 г., после чего был запуск) Камчатскому Торгово-Промышленному Обществу, которое и забирало всю пушину по заранее выработанной расценке с отчислением известнаго процента в доход казны. Весь промысел, охрана и сдача пушины производилась под наблюдением администраций, поставленной от правительства. Общество было также обязано доставлять на острова все необходимые припасы и продукты с надбавкою 20% против Владивостокских цен. Чистая выручка Общества от пушных операций исчислялась в 139000 рублей (57% на сумму расхода) в год при предполагаемой добыче в 5000 котиков, 100 бобров и 1200 песцов. Доход казны равнялся в 1910 году 75275 руб., из которых тратилось на админрстрацию около 20.000 р. и на усиление охраны 7500 руб. Следовательно, Командорские острова принадлежат к числу тех немногих окраин, которыя дают метрополии заметный доход. Жители имели от промысла в 1910 году 42697 р. 50 коп., или в среднем на одного человека около 70 рублей, не считая плат за охрану и пр.

Многочисленный изследования выяснили, что главным злом в деле истребления котиков является охота в открытом море, когда много зверя гибнет непроизводительно и невозможен отбор особей. После многих затруднений, в 1911 году была заключена между Россией, Соедин. Штатами, Великобританией и Японией Вашингтонская конвенция о международной охране котиков. По этой конвенции, воспрещена морская охота на котиков на 15 лет в северных водах Тихаго Океана к северу от 30 параллели сев. широты, включая моря Берингово, Камчатское, Охотское и Японское (ст. 1). Кроме того, "Высокия Договаривающияся Стороны" условились, что установят для своих подданных и судов запрет убивать, ловить или пресдедовать морских бобров за пределамя трехмильнаго разстояния от берега территории Держав в водах, указанных в ст. I этой конвенции (ст. 1). Таким образом, мы имеем дело здесь (если не считать неболыпих исключений) с пятнадцатилетним водным международным заказником, специально для котиков и морских бобров.

Остров Аскольд, близ Владивостока, представляет пример естественнаго зверинца, который дает доход, но вместе с тем служит и спортивно-охотничьим целям. Под зверинцем, в котором Владивостокское Общество Любителей Охоты разводить пятнистых оленей, находится 1375 десятин, т. е. почти вся площадь острова, кроме участков, отведенных по плану под постройки маяка и золотых приисков. Кормовыя места занимают около 25% площади, остальное-дровяной лес, скалы и розсыпи; сенокоса около 60 десятин, распашки - 10 дес. Олени находятся на воле и только зимой подкармливаются по разсчету 7 ф. сена в сутки на голову. Число оленей колебалось от 500-800 голов, но по некоторым сведениям доходило до 2.000 голов и даже больше. По контракту с правительством Общество обязывалось завести оленник (закрытый питомник) и обменивать часть оленят (самцов), каждый год не менее 5 штук, на оленят из других зверинцев для освежения крови. Панты (неокостеневшие рога) добывались при помощи ружейной охоты и сбывались китайцам по цене, доходившей в отдельных случаях до 800 рублей. Аскольд охранялся стражей 4 - 5 человек, летом увеличивающейся до 10 человек. Драгоценные панты" всегда привлекали браконьеров и перестрелки нередко оканчивались смертью стражников или браконьеров. В одной из стычек был даже убит председатель Общества.

Образовался зверинец в 1890 году: первоначально было выпущено несколько десятков оленей, которые и размножились, несмотря на периодические падежи, когда падали сотни животных. В 1903 году, в течении пантовки, за 30 дней было убито 111 самцов и две самки, причем панты были проданы за 15600 руб. и за срезанные в оленнике с 22 оленей - 300 руб.

К сожалению, у нас нет под рукой точньы данных за последние годы и, благодаря трудности сношений в наше время, не было надежды получить их скоро.

Другой зверинец, М. И. Янковскаго, тоже вблизи Владивостока, на полуострове Янковскаго, носит несколько иной характер. Зверинец этот состоит из 2 площадей около 50 десятин прекрасных лугов и редколесья с протекающими ручьями. Весь зверинец обнесен проволочяой сеткой. Самки и молодежь находятся в одном помещении, самцы - в другом. Всего в 1902 году насчитывалось 164 оленя. Все олени совершенно ручные, родились и воспитывались в оленнике и выкормлены в большинстве на коровьем молоке. Диких оленей нет ни одного. Посторонняго чедовека олени немножко дичатся, пантачи же принимают нередко боевой вид, и посетителю приходится ретироваться. На первом плане было поставлено изучение оленеводства и до 1903 года, по крайней мере, зверинец материальной пользы не приносил, хотя срезанные панты и продавались.

Как пример звероводной зоофермы-питомника, можно указать на оленник крестьян Поносовых у Владивостока же: маленькая деревянная изгородь служит для маток и молодежи. Пантачи во время роста пантов содержатся в особых стойлах каждый отдеиьно, причем после срезки пантов их пускают в небольшой загону обнесенный оградой. Зверь круглый год питается кукурузой с прибавкой травы и веников. В этом оленнике все олени родились от ручных оленей. В 1902 году было срезано 60 пар пантов.

Сведения взяты из статей П. О. Домбровскаго в "Охотн. Газ." за 1903 год.

Принимая во внимание почти полное уничтожение пятнистаго оленя в Уссурийском крае, нельзя не пожелать, чтобы разведете этого драгоценнаго зверя было поставлено под особое покровительство.

В таврическом имении Ф. Э. Фальц-Фейна "Аскания Нова", пользующемся широкой известностью не только у нас, но и за границей, мы встречаемся с целым рядом замечатель-ных акклиматизационных учреждений, культурная ценность которых не имеет себе равных в России. Мало-мальски подробрное описание "Аскании Нова" потребовало бы слишком много места и мы ограничимся приведением только общих данных.

Более подробно см. брошюру С. А. Мокржецкаго "Несколько слов об аклиматизационном зоологическом парке в "Аскании Нова" Ф. Э. Фальц-Фейна", очерк П. К. Козлова в "Нов. Врем." 1913 г. № 13452 и др.

В "Аскании" устроены: зоопарк, зоологический сад, ботанический сад и степной заповедник. Зоопарк представляем из себя большой участок степи, обнесенный высокой досчатой стеной; здесь содержатся: зебры, бубалы, нильгау, гну, олене-козы и другия антилопы, кенгуру и пр., а также африканские страусы, нанду и эму. С домашним скотом пасутся зубры, бизоны, яки, маралы, зебры, а также торпаны (лошадь Пржевальскаго). представляющие чрезвычайную редкость. Все животныя проводят жизнь на открытом воздухе и даже кенгуру переносят мороз до 10°. На случай сильных холодов имеются закрытыя помещения, хотя и неотапливаемыя, для более нежных животных. Зоологический сад в 36 десятин состоит, главным образом, из птичьих садков (вольер), где содержатся в огороженных со всех сторон сетками помещениях самыя разнообразныя птицы - 24 вида куликов, курочек и перепелов, 14 видов голубей, 52 вида, т. н. певчих мелких птичек, 7 видов попугаев, 15 видов фазанов и 13 видов хищных птиц. Всего в "Аскании" насчитывается 226 видов птиц, из которых свободно размножаются 74 вида. Помимо вольер, в саду находятся и птицы на свободе (но с поврежденным крылом, чтобы не улетели), как глухари, тетерева, куропатки, дрофы, фламинго, казарки и пр. Ежегодный расход по зоопарку не менее 100000 рублей. Ботанический сад занимает площадь около 70 десятин, причем древесной растительностью занято 33 дес., а остальное - чистая степь, местами засаженная кустарником. Насаждения состоят из платана, туйи, сапфора, крымской ели, пирамидальнаго дуба, тополя, березы, клена, акаций и др. Особой достопримечательностью "Аскании" служит участок в 500 десятин заповедной, целинной степи, с ея характерной фауной и флорой.

"Аскания Нова" была все время доступна для обозрения в самых широких размерах. В 1914 году за лето там перебывало более 10000 экскурсантов, но нельзя сказать, чтобы это количество было чрезмерно по тому колоссальному интересу, какой представляет "Аскания Нова". Надо надеяться только, что тяжелые дни, переживаемые ею теперь, не погубят окончательно дела, в которое вложено столько любви, труда и денег.

Никольский казенный рыбоводный завод основан в 1854 году В. П. Врасским. Завод находится в Новгородской губернии на водоразделе Ладожской и Волжской систем.

В 28 верстах от ст. "Дворец" М.-В.-Р. жед. дор. См. доклад А. А. Лебединцева в Трудах Совещания по рыбоводству, 1913 г., ч. II, вып. I.

Географическое его положение, с 10 прудами и опытным озером Пестово в 200 десятин, среди многочисленных озер Валдайской возвышенности, является весьма важным в деде разследования практических вопросов рыбоводства и акклиматизации рыб не только для Новгородской губернии, но и для районов этих бассейнов. Никольский завод за все время своего существования исполнял тройную функцию, а именно: а) опытной рыбоводной станции озернаго и прудового типа, б) показательнаго хозяйства с брутгаузом при нем для снабжения желающих посадочным материалом в виде икры и мальков, в) школы для подготовки рыбоводов, имея при этом руководящею целью - поднятие рыбных запасов в водах нашего отечества.

В заключение упомянем еще о двух учреждениях, организуемых ныне из бывших царских охот. Первое - это Крымский заповедник близ Алушты, размером свыше 30000 десятин.

Здесь водится вымирающий крымский олень, косуля, разводились муфлоны и беловежские зубры; последние за несколько лет размножились и их было в 1917 году (в начале) 7 штук. Приблизительная смета по содержанию этого нового заповедника была определена в 60000 рублей в год.

Гатчинскую, б. царскую, охоту, предположено преобразовать в государственное, учебно-показательное охотничье хозяйство, в которое должны входить псарни (русския борзыя, меделяны и англо-русския гончия), зверинец, различный опытныя зоофермы, лаборатории, музеи и пр. Смета на содержание хозяйства определена в 265000 руб., на 100000 руб. меньше, чем стоило содержание царской охоты. Но пока обстоятельства неблагоприятны и зверинец, например, обладавши в начале 1917 года несколькими стами оленей, ланей и пр., летом имел всего около 40 зверей, а сейчас выбиты и посдедние остатки. Зубров было 36, теперь осталось 11 штук верных и т. д.

После того уже, как статья эта была написана, стало известно, что пало еще два зубра. В настоящее время можно опасаться, что число зубров еще уменьшилось, если только они не истреблены окончательно. Вопрос об учебно-показательном хозяйстве отодвинут местными организациями и осуществление его в ближайшее время весьма проблематично.

На этих печальных данных мы закончим наш краткий очерк и пожелаем, чтобы, несмотря ни на что, светлая идея охраны девственной природы во всех ея видах все глубже и глубже проникала в сознание широких масс населения: природа своим облагораживающим влиянием на душу человека сторицей отплатит за внимательное к ней отношение.

В каталог