Рейтинг@Mail.ru Очерк русского рыболовства Глава 2


Глава II. Орудия и способы лова.

Как уже было замечено во введении, в рыбном деле способны сохраняться остатки весьма далекой старины, - найдя наиболее удобные способы лова какой-либо рыбы, основанные на образе ея жизни в стоящие в связи с местными естественно-историческими условиями, человек хранить эти способы до тех пор, пока они не подвергнутся изменению, в силу каких-нибудь посторонних причин. Поэтому, при сравнительном разнообразии рыбных пород, ловимых в нашем отечестве, при разнообразии условий промысла, при разноплеменности состава населения, на всем протяжении страны можно наблюдать крайне разнородные орудия и способы лова, Входить в подробное описание имеющагося уже в наличности материала но данному вопросу было бы излишне; достаточно остановиться на главнейших способах лова, практикуемых главным образом русскими, промышляющими рыбу почти везде в местах обильных ловов; описание же промыслов инородцев, добывающих продукты местнаго потребления, представляет скорее этнографический интерес.

Начнем с наиболее мелких орудий лова - удочек, багров и крючьев, оставляя в стороне любительское, спортсменское рыболовство, которое хотя и довольно широко распространено в России, однако практикуется в большинстве случаев в самом примитивном виде (лов на червя); лишь жители больших городов, главным образом столиц, знакомы с европейским ужением "на мушку", требующим дорогого, почти исключительно заграничнаго, снаряжения.

Обыкновенная ручная удочка, с одним, двумя и более крючками, в редких случаях является промысловым орудием, - так, например, удочками ловят подо льдом навагу в Белом море и налима в северных водах; лов же трески на поддев, весьма распространенный в Норвегии, русскими на Мурмане не практикуется. На Волге, а также и в других местах, для подледнаго лова употребляется особая удочка, с несколькими крючками, носящая название подледника или подпуска.

По малому промысловому значению удочки в России, об ней можно было бы не говорить, если бы только изучение крючка в различных частях России не показало воочию, что здесь, преимущественно у инородцев, существуют еще и по настоящее время типы крючков доисторическаго человека. Корелы Новгородской губернии ловят налимов на деревянный крючек, имеющий вид заостренной с двух концов палочки, с заостренным отходящим под углом отростком но средине. На крючек этот насаживается, в качестве приманки, плотва. На деревянный же крючек, с наживкой из рыбы, ловит щуку и остяк побережья Оби. Орочон дальняго Востока приготовляет удочку, привязывая к концу деревянной палочки изогнутый клык кабарги, а туркмен восточнаго берега Каспийскаго моря ловит селедку на крючек, сделанный из фулькры (плавниковой косточки) белуги и наживленный атеринкой; белугу тот же туркмен улавливает на сложный крючек из дерева и железа, к которому подвязана сбоку вобла, в виде приманки.

Наживные крючки не всегда употребляются одиночными, в виде обыкновенной удочки, а часто образуют целую систему на общей продольной веревке, переходя к типу орудия, повсеместно распространенному в России под именем переметов, подольников, ярусов (на Мурмане), масельг и т. под., о которых сказано несколько ниже.

Для ручного лова хищных рыб на крючек, вместо насадки, прикрепляется иногда кусочек сукна или яркая тряпочка, или же крючек приделывается к оловянной рыбке, каковы блесна, дорожка или литки. Порою хищных рыб приманивают даже звуком; так - исключительно, кажется, на Чудском озере - устраивают особую удочку, с розеткообразными крючками, снабженными бубенчиками и побрякушками, издающими шум при постоянном подергивании снаряда, носящаго название "дырава"; затемна южно-русских реках ловят сома с лодки на насадку - лягушку, ударяя по воде палкой, с чашкообразным углублением на конце; при этом слышится звук, отчасти пожалуй напоминающий кваканье лягушки, отчего и самая снасть называется "клоковой удой".

Все подобнаго рода удочки, являются, конечно, принадлежностями уже более или менее развитого рыбнаго промысла. Кое-где у нас сохранились и до настоящего времени еще более примитивные способы лова, порой даже без всяких снарядов. Так, по полоям и разливам южной России ловят иногда сазана прямо руками, оглушив его предварительно ударом палки, для чего загоняют стаю сазанов в брод на мелкое место или в камыши; руками же собирают форелей из русла водоотливных канав из некоторых альпийских озер Кавказа, спустив из них всю воду. Другой, оригинальный способ лова крупных форелей практикуется в озере Гокча, Эриванской губернии. Здесь рыбак забрасывает в воду с берега или небольшой плотники грубый крючек на длинной веревке (чянгал или чаньку), с тремя и более зубцами, снабженный пучком белых гусиных перьев. Как только на фоне этих перьев обрисуется темное тело форели, рыбак сильно дергает бечевку, стараясь подцепить рыбу. В впадающих в оз. Гокчу речках ловят гегаркунов еще проще, - простыми баграми, подводя крючек под рыбу.

Впрочем, лов рыбы багром практикуется и в других местах и притом без всякаго нацеливания, прямо на-угад. Подобный способ лова может, конечно, применяться лишь там, где рыбы особенно много и где она мало подвижна, - а такия условия и слагаются главным образом на зимних ятовях. Особенно интересно так называемое "багренье" казаков на р. Урале, где еще осенью опытные рыбаки, наблюдая за частотою и характером всплесков рыбы в реке, определяют не только, где залегла рыба, но - в каком количестве и какая. Затем, зимою пробивают проруби и баграми, достигающими порою длины 8-9 сажен, ловят на-угад ценную красную рыбу осетровых пород.

Острогой или сандовью бьют рыбу уже по выбору; острога является орудием скорее спорта, чем промысловаго лова, особенно глубокой осенью, когда рыбу "лучат", т. е. высматривают ночью с лодки, на которой разводится, в особой жаровне, огонь, позволяющий видеть дно и все находящееся в холодных, отстоявшихся от мути, осенних водах. Острогой же бьют в изобилии, ради промысла, сазана во время нереста, в полоях.

Сложныя крючковыя снасти, переметы, ярусы и проч., выставляются или выкладываются длинными рядами или порядками, при чем снасть укрепляется на дне реки, озера или моря на особых, вбиваемых в дно, кольях или на якорьках, обыкновенно самодельных, сделанных из деревянных крюков, охватывающих камень, мешок с песком или другую какую-либо тяжесть. Иногда снасти эти наживляются рыбой, кусками мяса, а порой даже саранчей или клоками войлока (сомовник на Волге); на мелкие крючки, употребляемые на Волге для лова стерляди (глистная снасть), насаживаются дождевые черви. Впрочем, для лова осетровых рыб крючковая "самоловная" снасть выставляется и без всякой наживки: рыба в этом случае улавливается, цепляясь телом за крючки, острия которых постоянно подтачивают. Часто к каждому такому самоловному крючку прикрепляется на небольшом поводце поплавок или шашка, сделанная из древесной коры, так что крючек, благодаря этому приспособлению, не висит вниз от хребтины, как обыкновенно, а держится над нею, острием вниз, и играет под влиянием течения. Такою (шашковою) снастью на Волге ловят стерлядь, а в других реках, как, например, на Оби, и прочую красную рыбу.

Из числа особенно характерных крючковых снастей необходимо упомянуть о нижне-волжской "сидебке", употребляемой для подледнаго лова белорыбицы. Своеобразность этой снасти заключается в том, что здесь крючек, при помощи небольшого сравнительно поводка, привязан к тонкому концу длиннаго рычага, с противовесом на другом конце, прикрепляемаго своей срединой к вершине довольно высоких трехногих козел, поставленных на льду. При установке снасть настораживается таким образом, что тонкий конец рычага, пригнутый книзу, закрепляется в, особой, примораживаемой ко льду, "дужке": попавшаяся на крючек рыба выдергивает сторожку и выбрасывается на лед перевесом рычага. Сидебки, употребляемыя ныне, с уменьшением количества белорыбицы, все реже и реже, выставляются по льду целыми рядами, среди которых прогуливается рыбак, снимающий выкинутых на лед рыб и настораживающий снасть.

Следующую, главнейшую группу орудий представляют орудия сетныя: ручныя сетныя снасти, сети ставныя и плавныя и разнообразныя орудия неводного лова - бредни, волокуши, невода и проч.

Основу всякаго сетного орудия составляет самая ткань сети, прикрепляемая тем или иным способом к пробегающим по краям ея тетивам или подборам. От способа прикрепления или посадки сети зависят свойства ея уловистости, так как сетное полотнище берется всегда длиннее, чем предназначенная для него подбора, и таким образом сеть садится, как говорят, "на слаби"; чем свободнее посажена сеть, тем легче путается в ней рыба, особенно в ставных и плавных сетях. Прикрепляется сеть к подборам или таким образом, что подбора проходит через ряд крайних "очков" или "ячей", которыя в таком случае делаются из более толстой и крепкой пряжи, или же крайния ячеи вздергиваются на бечевку, пробегающую вдоль подборы и местами лишь соединяемую с последней, вследствие чего образуются между ними просветы, так называемыя на Волге "огнива"; ячеи сети или свободно передвигаются в пространстве каждаго огнива, или привязываются к нему неподвижно. Все эти детали имеют важное практическое значение, но все оне более понятны из непосредственнаго разсмотрения разнообразныхь сетей, чем из подробнаго их описания. Одне из сетей задерживают рыбу, которая не может пройти сквозь ячеи, при процеживании через нее воды, подобно тому, как более крупныя частицы зерен остаются на сите или решете; в ячеях сетей другого типа рыба путается различными частями своего тела, застревая главным образом жаберными крышками и грудными плавниками.

К числу ручных сетных орудий принадлежат небольшия сети, натянутыя на обручи (круги), приделанныя на концах двух перекрещивающихся деревянных дуг (хватки или подъемныя сетки), или укрепленныя, в виде мешков, между концами расположенных в виде буквы X двух жердей, или, наконец, устроенныя в виде саков, или сачков, называемых также наметками. Все эти орудия общераспространенных типов, получают более или менее промысловое значение лишь там, где они применяются во время густого массоваго хода рыбы, как, например, на р. Дону, когда хватками с плотов ловят тысячи сельдей в день. Особый тип ручных сетей представляют накидныя сетки, называемыя на юге малушками. Это - круглая сеть, сажени 1,5 в диаметре, снабженная свинцовыми гирьками по периферии и прикрепленная своим центром к веревке, за которую ее удерживают во время употребления. Ловко брошенная, сеть плашмя ложится на воду, тонет в таком виде и прикрывает попавшую под нее рыбу. Затем, при вытаскивании сети, края ея сходятся вместе, подобно краям кошелька или кисета, и она задерживает в себе захваченную этим образом рыбу. Накидныя сети, употребляемыя в Черном море, снабжены даже по краю особой вздержкой, за которую сеть и извлекается из воды.

Ставныя сети но своему устройству представляют много общаго с сетями плавными; в тех и других рыба улавливается совершенно одинаково - путаясь в ячеях сетной ткани, и главнейшее различие этих орудий заключается в том, что ставныя сети являются орудиями неподвижными, а плавныя - подвижными. У тех и других сетей верхняя бечева снабжается поплавками, а по нижней - распределяются грузила, которых впрочем нет у красноловных плавных сетей: в свободном, идущем по дну, крае сети легче путается тогда держащаяся у дна рыба. Ставныя сети, употребляемыя в озерах, реках и морях, устанавливаются, смотря по месту лова, на шестах, небольших кольях, вбиваемых в дно, или на якорях, заменяемых иногда камнями; оне делаются обыкновенно в одно полотнище или в одну стену, хотя местами устраиваются, подобно плавным сетям, ставныя сети не только двухстенныя, но даже и из трех стен. К числу последних принадлежат, например, так называемая "кошельковая сеть" (Pincker-Netz) Лифляндской губериии, где мелкоячейная средняя сеть образует род мешков или кошельков, вывешивающихся через крупныя ячеи наружных сетей; в мешках этих легко путается натыкающаяся на сеть рыба.

Ставныя сети бывают различной величины, как по длине, так и по ширине, различной ячеи и толщины образующей их нитки, смотря по тому, для лова какой рыбы оне предназначаются. Наиболее крупную ячею (до 10% дюймов в стороне ячеи от узла до узла) имеют так называемые белужьи аханы, употребляемые для лова белуги в Каспийском море, наименьшую (около 13 миллим.) имеют сети, которыми ловят кильку в Балтийском море. Сети ставныя в разных местах России носят самыя разнообразный названия: ставушки, завески, гарвы, ботальницы и т. д. Иногда самое название их указываете на то, для какой рыбы они предназначаются*, - таковы сети судачьи (для лова судака), севрюжьи (севрюги) или вобельныя (воблы) в Каспийском море, синежныя (для лова синьги, Abramis ballerus) в Азовском море и т. д. Там, где по берегам моря бывают приливы и отливы, там часто ставныя сети разставляют при низкой воде, по сухому дну; при новом отливе сети осматривают и выбирают уловленных ими рыб.

Среди плавных сетей, столь же разнообразных, как и сети ставныя, необходимо отметить особую форму мешкообразных сетей, которыя передвигаются не силою течения, а влекутся в воде с двух, параллельно идущих, лодок. Эти ярыги, как их зовут на Урале, или поездухи, а также поезды или булгаки - на Волге, употребляются для вылова рыб с ям, там, где, благодаря неровностям дна, нельзя взять рыбу никакой иной снастью. Впрочем, иногда в таких случаях место залежки рыбы окружают ставными сетями, а рыбу выпугивают оттуда каким-либо способом: шумом или стуком, опусканием в яму накаленных камней, шипящих при охлаждении, рыбьей крови, отравляющей воду, и т. д. Переходом от поездух к настоящим неводам может служить употребляемый иногда на Мурмане для лова сайды нот или поддон, снасть, заимствованная у соседних норвежцев, где за последнее время нот с громадным успехом употребляется и для лова трески. Орудие это представляет из себя квадратную подъемную сеть (около 15 саж. в стороне), которой ловят с четырех лодок, располагающихся по углам сети, опускаемой и поднимаемой в горизонтальном направлении.

* Тоже применимо и для плавных сетей, имеющих, как уже выше замечено, много общаго с сетями ставными.

Неводныя орудия служат повсюду главнейшими орудиями рыболовства. Простейшими из них являются бредни или бродни, называемые также бредниками, бродаками и т. и. В простейшем случае - это простая сетная, окаймленная толстой бечевкой, стена, которой ловят рыбу обыкновенно в заброд, откуда снасть и получила свое название. При снабжении бредня мешком или матней, расположенной в его средине, где скопляется захваченная рыба, он превращается уже в небольшой неводок.

Матня, матица или кнея и крылья - вот составныя части каждаго невода, достигающаго иногда (в озерах) длины в версту и более. Различныя части невода делаются из сети с ячеями различной величины и притом из нитки разной толщины: более толстая нитка и более мелкая ячея наблюдаются в матне; несколько крупнее ячея в ближайших к матне частях (приводах) и еще крупнее на остальном протяжении крыльев.

Особенно мелкия ячеи имеют невода, служащия главным образом на северо-западных озерах для вылова мелких рыбешек или мальков (хохликов): очень часто употребляют для лова их даже не вязаные, а тканые невода (недотка, в Малороссии самоткан): для того, чтобы вспугивать перед таким неводом рыбок, к нему или к его арканам привязывают обрывки сетей или мочала, способствую щие замутнению воды, почему невода эти называются также и "мутниками". Особенно успешно вылавливаются такими снастями ерши в озерах. В неводе различают обыкновенно пятное или береговое крыло, которое обращено к берегу, откуда ловят, и которое удерживается здесь при помощи каната или аркана, намотаннаго на так называемый пятной кол, и бежное или стрежневое крыло, заносимое в реку. Неводной лов производится следующим образом: невод выпускают (высыпают) понемногу из лодки (неводника), отезжающей от берега, где остается пятчик или рабочий, управлявший пятным колом. Неводник спускается немного вниз по течению и затем направляется к тому берегу, откуда начался заметь. Таким образом невод, описавший более или менее обширную дугу, притягивается (притоняется) к берегу, часто при помощи самаго примитивнаго ворота, на который навертывают бежный аркан. Когда подойдет начало бежнаго крыла, его вытягивают непосредственно руками до тех пор, пока мотня, расположенная обыкновенно ближе к пятному концу, не будет находиться как раз по средине, части невода, остающейся в воде: тогда начинают выбирать равномерно оба крыла, подводя к берегу саму матню, в которую сбивается захваченная неводом рыба.

Так ловят береговыми обметными неводами не только в реках, но и с берегов озер и морей. В зимнее время невод пропускают подо льдом через особыя проруби, пользуясь для того длинными шестами (прогонами), и вытягивают его на лед же; таким же путем спускают под ледяной покров и ставныя сети.

Кроме того, в Каспийском море ловят неводом еще и с двух судов, каковой способ лова называется распорным, так как во время вытягивания невода лодки, участвующия в лове, удерживаются в определенном друг от друга разстоянии при помощи особых шестов пли "распор". Любопытно, что распорными неводами ловят не на угад, а обметывают им лишь те места, где держится косяк рыбы. Последнее же узнают при помощи "щупа", длинной палки, которую опускают в глубь воды и по легким толчкам которой, передающимся опытной руке, держащей шуп, рыбак может не только определить. имеется ли в данном участке рыба, но и то, много ли ея и какой преимущественно породы, так как толчки разных рыб различны.

Подобный лов неводами с лодок практикуется и на больших озерах, где очень часто ловят не только двумя (лов себрами на Белом озере), но даже четырьмя неводами, оригинально располагая лодки, принимающия участие в таком лове. В северо-западных озерах употребляется также и керевод (иначе керегод, воротница) - невод, состояний из матни с одним крылом; матню укрепляют на якоре, а крылом обметывают полный круг. При малом вообще развитии в России чисто морского рыболовства, употребление кошельковаго невода здесь еще вовсе неизвестно, хотя лет двенадцать тому назад и были уже неудачный попытки воспользоваться этой снастью для ловли мойвы на Мурмане.

Название невода применяется, впрочем, и к некоторым другим орудиям, состоящим из сетной ткани, но употребляемых несколько иначе, чем описанные выше невода, - таковы морскиеили стоячие семожьи невода севера Европейской России, невода, выставляемые у берегов Сахалина для ловли тамошних лососевых рыб, заимствованные русскими у японцев, и т. д. Весьма сложное устройство подобных орудий лова, типа ставных уже орудий, мало понятное из краткаго описания, без пояснительных чертежей, побуждает не останавливаться на них подробнее и перейти к последней группе орудий, весьма разнообразных, а подчас и крайне сложных. Сюда принадлежать орудия различных типов, сделанныя из сетной ткани или дерева, или представляющия сложныя комбинации того и другого материала.
Сети, натянутыя на ряд уменьшающихся в диаметре обручей (круглых, полукруглых и даже четыреугольных) или вообще на деревянную основу, дают особый, весьма распространенный в России, снаряд, конической в общем формы, носящий название на юге обыкновенно вентеря (вентель, вятель, ятерь, секретик и проч.), на севере же - рюжи, рюсы, рисы, мережи, матки и т. и. В отверстие перваго обруча такого снаряда вставляется сетная же воронка, имеющая на конде узкое (порою щелеобразное) отверстие, ведущее внутрь снаряда, закрытаго со всех сторон; иногда делают в вентере две и даже три таких воронки, расположенных друг за другом. Для того, чтобы рыба легче заходила в ловушку, вход в нее устраивается в виде широкаго раструба, с боков котораго протягиваются порою особыя сетныя стенки, так называемыя "крылья"; иногда, впрочем, имеется лишь одно крыло, идущее вперед от средины входа в ловушку. Вентеря делаются порою громадных размеров, - так, например, матки на Ладожском озере достигают 3,5 саж. высоты и до 12 саж. длины; у волжских же вентерей часто нижние и верхние края крыльев соединяются между собою сет-ною тканью ("крышка" - на верху и "подол" - внизу), так что вход в вентерь занимает всю толщу вод - от дна до нижней поверхности льда.

Вентеря редко выставляются по одиночке; обыкновенно их располагают рядами, соединяя крыльями так или иначе с той целыо, чтобы рыба, как бы она ни шла, натыкалась на сетную перегородку и попадала, идя вдоль ея, в ловушку. Таким путем в северо-западных озерах устраиваются особенно сложные снаряды, так называемые дворы, заборы или тайники, где часто вместо вентерей устанавливаются и другия, сделанныя из сетей же, ловушки. Подобным путем сооружаются еще и иные снаряды из сетей, порою весьма сложные и ценыые, из которых только некоторые могут быть помянуты в настоящем очерке.

Таковы, например, сижи или сежи, имеющия вид сетного мешка, установленнаго на кольях, раздуваемаго течением и снабженнаго особым приспособлением, которое дает возможность захлопнуть, закрыть вход в ловушку и тем преградить выход вошедшей в нее рыбе. Присутствие же рыбы внутри сежи узнается по дрожанию "сторожей", тонких бечевок, идущих из внутренности сетного мешка к руке "сидящаго на сеже" рыбака. Иногда эти сторожа бывают проведены к колокольчику, так что рыба, зайдя в сежу, дает о себе знать легким звонком.

К тому же типу сетных ловушек, с закрывающимся тем или иным путем входом, относятся, кроме упомянутых выше ставных неводов дальняго Востока, весьма сложныя ловушки или заводы (именуемый также "дальяни" или "скипасти"), устраиваемые в заливах Чернаго моря для ловли главным образом скумбрии, или макрели, и кефали. Эти громадные заводы, стоимостью до 500 - 800 р., представляют из себя прямоугольный сетяной двор, укрепленный на сваях, якорях и канатах, протянутых к берегу, входная сторона в который может опускаться и подниматься затем до поверхности воды, преграждая таким образом выход косяку рыбы, зашедшей в скипасть. Снасть эта, вероятно, занесена в Крым греками.

Здесь же можно упомянуть о другом, крайне своеобразном, лове кефали в Черном море так называемыми рогожными неводами, т. е. рогожками или матами, связанными из пучков камыша в виде цыновок и не имеющими ничего общаго с неводом, кроме разве того, что и то, и другое орудие употребляется для лова рыбы. Рогожки эти, длиною до 25 сажен и шириною до 2 аршин, имеют загиб вдоль своих длинных краев, вершка в два вышиною, так что рогожка, положенная на воду, представляется в виде длинной и узкой коробки. Такия рогожки в темныя безлунныя ночи тихо разстилаются на поверхности моря длинными рядами, в виде полукруга, на пути идущаго косяка кефалей, или же, рыба, наоборот, подгоняется к рогожкам шумом и стуком с лодок. Видя темный край рогожки, кефаль - рыба весьма пугливая - старается перескочить через препятствие и выпрыгивает на циновки, при удачном лове часто в таком ко-личестве, что топит их своею тяжестью. Надо заметить, впрочем, что подобный же загон рыбы в невода или ставныя и плавныя сети шумом, стуком по лодкам или по воде веслами и даже особенными снарядами с чашкообразной пустотой на конце (ботало), издающими при ударе об воду сильный звук, практикуется почти новсеместно; такой способ лова называется иногда "громкой". Последнее название применяется и к тем случаям ловли, когда в одном месте ловят - громят рыбу одновременно многие ловцы.

Несмотря на обилие дерева в России, рыболовныя орудия, приготовляемыя исключительно из него, немногочисленны, особенно, если мы имеем в виду орудия, применяемыя русскими; инородцы северной Сибири, например, имеют массу своеобразных орудий, плетеных из прутьев, каковы разнообразныя "гимги" на Оби и т. д.

У нас употребляются следующия главнейшия орудия из дерева: ванды или морды и нереды. Первыя плетутся из ивовых (ветловых) прутьев, вторыя связываются из тонких планочек (дранок). Все эти орудия построены по типу вентеря, т. е. представляют собою два конуса, из коих первый, более крутой и коротки, вставлен во второй и имеет на заднем конце входное для рыбы отверстие. В ванде или ванте внутренний конус выдается из наружнаго в виде раструба, заманивающаго, так сказать, рыбу. В северной России употребляют также особое орудие - морду или першу - сделанное из деревянных планок, устье котораго и часть верха затянуты сеткой. Просвет между прутьями, образующими остов подобных снарядов, равно общая величина их, сильно колеблются, в зависимости от того, для какой рыбы предназначается данная снасть. Наиболее крупными являются ловушки, выставляемыя, например, в Тереке для лова красной рыбы, преимущественно севрюги, - в этих вандах между прутьями по средине снаряда может пройти кулак взрослаго человека. Мельче промежутки (до 1,5 в.) в вандах, употребляемых на Волге для лова стерляди, и еще мельче в так называемых самоловках, выставляемых в различных местах южной России для лова молоди карповых рыб: самоловки плетутся почти вплотную, как корзины; вход в них обмазывается часто тестом, для привлечения к снаряду рыбок. Также узки просветы и в нерёдах (на Волге) или вьюницах (на севере), употребляемых исключительно для лова миноги; вход в такия нереды, местами называемый "бураками", часто устраивается из свернутаго воронкообразно куска бересты.

Все подобныя орудия, подобно вентерям, выставляются весьма разнообразными способами. Редко, и только там, где лов ими не имеет важнаго промысловаго значения, они выставляются по одиночке; обыкновенно же их ставят в конце особо устроенных загородок из деревянных кольев, прутьев, или даже камышин, оплетенных древесными же жгутами или просто веревками. Подобныя загородки, служащия преграждением хода рыбы и направляющия ее в ловушки, при постановке их замкнутыми помещениями или двориками, и сами по себе могут служить для лова рыбы, заходящей в такие дворики через узкия щели, оставляемым в глубине входящих углов. Такия ловушки, иногда весьма своеобразной и красивой формы (вершины их стенок выдаются над водою), известны под именем котов или котцев, котцов. Зашедшая внутрь их рыба вылавливается обыкновенно уже просто сачками. Бураки опускаются на дно рядами, привязанными к веревке.

Из прутьев, кольев и даже тонких свай, а иногда и из сетей, укрепленных на кольях, через реки устраиваются сплошныя перегородки, располагаемый на быстром течении в виде зигзагов. Рыбу, сбивающуюся у таких забоев, заборов, заколов, колов, езов или язов, заездок и т. д., как их называют в различных местах, вылавливают здесь баграми, или же в окнах (отверстиях), оставляемых в заколах, укрепля-ют какия-либо ловушки: мережи или вентеря, морды или нерши, или, наконец, просто сетные мешки, иногда очень удлиненной формы (рукава). Лов рыбы при помощи заколов или езов - способ весьма старинный, по крайней мере об этих ловушках упоминается в наиболее древних известиях о русском рыболовстве. Впрочем, подобный способ лова, практиковавшийся у всех народов в первобытный времена, был известен и монголам, долгое время владевшим Русью, по крайней мере доныне сохранилось на юге-востоке монгольское название закола - учуг.

Сплошное перегораживание рек для целей рыболовства почти повсеместно у нас запрещено; но, не смотря на это, подобный способ, наиболее способствующий вылову рыбы, почти везде и постоянно практикуется; обстоятельство это не может, конечно, не наносить серьезнаго вреда рыбным богатствам наших внутренних вод. Особенно часто выставляются заколы на мелких речках, на протоках, соединяющих полой с коренной рекой, чтобы задержать там зашедшую для икрометания крупную рыбу, а порой, при засыпке протоков земляными "завалами", выловить и всего народившагося в полоях малька, В последнем случае выжидают обыкновенно, пока отгороженное полойное озеро не покроется льдом и рыба, благодаря небольшой чаще всего глубине таких озер, не почувствует недостатка воздуха; тогда разрывают завал, а на пути сливающейся воды ставят "короба" или "корзины", в которых как бы фильтруется уносящаяся с водою рыба, сбивающаяся к просвету с притоком свежаго воздуха. Величина, прочность и стоимость заборов колеблются в самых широких пределах; преграждение какой либо более или менее крупной водной артерии обходится чрезвычайно дорого и требует затраты большого труда. Судоходство мешает устройству заколов на крупных реках, да и надзору здесь больше; мелкие протоки и речки - вот главное царство заборов.

Существовавшие издавна на больших реках забойки уничтожены довольно давно: так четыре учуга в главнейших протоках дельты р. Волги сохранились до второй половины 60-х годов минувшаго века; устройство забойки у Божьяго промысла, в низовьях р. Куры, с металлическими решетками, запрещено лишь правилами 1880 г. Подобный же железный учуг существует ныне лишь в верховьях р. Урала, немного выше г. Уральска; он задерживает входящую в эту реку рыбу в пределах Уральскаго казачьяго войска и способствует тому оригинальному складу рыболовства, который установился на этой реке и главныя черты котораго описаны ниже. Существует деревянная "коза" и на р. Луге, под Ямбургом.

Чтобы закончить настоящую главу, необходимо остановиться еще на вопросе об изготовлении и обработке орудий рыбнаго промысла.

Столь распространенный в Западной Европе хлопчатобумажные сети машинной работы употребляются сравнительно мало в России. Высокая пошлина на бумажныя изделия, в связи с возникновением сетевязальных фабрик в России лишь в последние годы. и положение крупных рыбопромысловых районов вдали от культурных центров - все это заставляет наших рыболовов почти повсюду употреблять еще сети кустарнаго изделия, из грубой ручной пеньковой пряжи; впрочем, там, где становятся известными машинные фабрикаты, благодаря энергии деятельных коммисионеров заграничных фирм, фабричныя сети быстро получают предпочтение со стороны рыбопромышленников. В настоящее время у нас работают главным образом сетевязальныя фабрики прибалтийских губерний, где особенно выделяется ревельская фабрика г. Леесмана, пока работающая при небольшем количестве машин, с оборотом до 100,000 руб. в год. На этой фабрике изготовляются сети, не уступающия лучшим сетям иностраннаго производства, хотя пока лишь из бумажных ниток, выписываемых из заграницы. Высокая пошлина на такия нити, не изготовляемыя в России, во много раз превышающая пошлину на готовыя сети*, мешает развитию у нас сетевязальных фабрик, попытки к устройству которых проявлялись и на берегах Азовскаго моря, в Ейске и Таганроге.

Пользуясь этим, всемирно известная голштинская фабрика в Ицего (Itzehoe) деятельно старается о распространении своих изделий в России, имея в Одессе даже своего постояннаго представителя; по объявлениям последняго, ицегойския сети получили уже "громадное распространение на морях Балтийском, Каспийском, Черном и Азовском, а также на реках Урале, Оби и Енисее". Как изложенные факты, так и то, что за последния 10-15 лет появились русские изобретатели сетевязальных машин, из которых один, г. Вощилло, демонстрировал даже свое изобретение на первой Всероссийской рыбопромышленной выставке 1889 года, все указывает на существующее и у нас стремление к замене сетей кустарнаго производства сетями фабричными.

* Сети рыболовныя оплачиваются пошлиной по 1р. 5 коп. с пуда, крученая же пряжа обложена пошлиной по 18 р. с пуда.

В 1899 г. к нам ввезено 6,410 пуд. рыболовных сетей, ценностыо в 93,490 р. Но пока все еще преобладают в России сети кустарной работы. На местах небольшого, местнаго промысла рыболовныя орудия изготовляются самими рыбаками; крупные же рыболовные районы снабжаются работою кустарей определенных уездов, отстоящих иногда весьма далеко от мест промысла, Так, например, крючки и сети для Каспийско-Волжских промыслов привозятся преимущественно из Нижегородской губернии, где сетевязальный промысел сосредоточеы в уездах Нижегородском и Енягининском, отчасти Балахнинском, а главным местом выделки рыболовных крючков всякаго рода является с. Безводное и окружающия его селения Нижегородскаго уезда; в свою очередь, северо-запад России снабжается сетями кустарнаго производства Осташковскаго, Демянскаго и Валдайскаго уездов, Новгородской губернии. Приведенные факты свидетельствуют, вместе с тем, и о том историческом пути, которым распространялся рыболовный промысел. В самом деле, "осташи" - жители озерной части Новгородской губернии - и до ныне, с наступлением весны, расходятся из своего угла по северо-западу России; они промышляют на Неве, в Ладожском озере, на внутренних водах Лифляндской губернии, вдоль побережья Балтийскаго моря, где новгородские ловцы доходят почти до Германской границы. С другой стороны, выходцы нижегородской губернии составили главный контингента рыбацкаго населения Астраханского края; те же нижегородцы перебрались когда-то и на Азовское море, где образовали большия рыбачьи поселения (Китень, Мама и другия) и где потомки их известны под именем астраханцев*. Кроме названных выше губерний сетевязальный кустарный промысел развит и в некоторых других - каковы, например, губернии Полтавская, Рязанская, Орловская и Московская; в Вятской же губернии преобладает выделка крючков. Крайний север - Мурманские промыслы пользуются орудиями и заграничнаго производства, крючки для яруснаго лова привозятся сюда из Норвегии и Англии; рыболовы дальняго Востока получают себе снасти из Японии.

* В последние годы, с оскудением ловов в Азовском море, "астраханцы" двинулись на западный берег Каспия. Вот примеры тех рыбацких переселений, на которые указано во введении.

Русския сети готовятся обыкновенно из пеньковой или, реже, льняной пряжи, при чем тонкия нити ссучиваются и дают для плетеная сетей пряжу различной крепости, называемую, по числу ниток, ее составляющих, "двойником", "тройником" и т. д. Пеньковая пряжа является обыкновенно довольно неровной; исключение представляет лишь так называемая "гребенская" пряжа, изготовляемая ныне в двух или трех казачьих станицах Терской области, - эта пряжа, при особой обработке волокна и тщательном кручении нитей на руках, дает прекрасный, крайне ровный продукт, с шелковистым блеском. Кроме того, особенно по окраинам России, готовят сети из самых разнообразных веществ; в Закавказье плавныя "шамайныя" (для лова шамай) сети делаются из шелка - сырца; на Аральском море идут для сетей волокна местнаго прядильнаго растения - турки или кендыря (Аросуnиm sibiriсum), по берегам Тихаго океана - применяются для той же цели волокна местной крапивы, в Забайкалье - конский волос и проч.

Как разнообразна нить сетей, так разнообразны и различныя их принадлежности - главным образом поплавки и грузила: первые делаются из связок камыша (чакана), из кусков древесины или древесной коры, часто даже из свернутой спиралью бересты; для последних применяются простые камни, привязываемые непосредственно или завернутые в ту же бересту, кирпичи особой формы из обожженной глины, свинцовыя бляшки, кости и т. п. Попытки применения на астраханских рыбных промыслах специально отлитых для этой цели чугунных цилиндров, кажется, не имели особаго успеха.

Различная величина очков или ячей сети определяется размером той дощечки или "полки", на которой вяжется (мечется) сеть; обыкновенно отличают даже по самому названию полотно сети, или дель ея, в зависимости от того, какия ячеи она имеет: так, зовут слепушкой или одноперстником ту сеть, в ячею которой проходить лишь один палец; частиком или двуперстником - сеть с ячеей на два пальца; далее следуют трехперстник или межеумок, редиль или ладонник и т. д. Любопытно, между про чим отметить, что для измерения и самых крупных ячей рыбак пользуется величиной отдельных частей своего тела, - в чем, таятся, конечно, следы необычайной древности. Так в северной части Каспийскаго моря, ячея осетроваго ахана должна находить на голову, а белужьяго - на плечи взрослаго человека.

Для большей крепости сетныя орудия лова или дубятся в отварах коры различных деревьев (ивы, ольхи, иногда лиственницы) или специальных дубильных трав (в Астраханском крае - виды Lytrum); обрабатываются они также известью, смолятся, провариваются в масле (Западный край) или, наконец, коптятся (на севере). Та или другая обработка стоит, разумеется, в связи с условиями лова; так, например, нельзя смолить сетей употребляемых для подледнаго рыболовства, ибо их нить тогда, замерзая, становится ломкой. Разнообразные, чисто эмпирические, способы обработки сетей, сохраняя до известной степени сетныя орудия, далеко не всегда препятствуют их разрушению, особенно, когда сети подвергаются быстрой порче от каких-то неизвестных причин, называемых на Каспийском море "сетною чумой". Предположения скончавшагося недавно д-ра М. И. Арустамова о том, что в этом случае в нитях сетей развиваются особыя бактерии, способствующия их разрушению, требуют еще проверки.


Предыдущая Следующая